Все книги
Войти в аккаунт

Ведьма

echo "";

- Да как ты смела, это предательство!

- Я считала, что права, - шмыгнула носом Айрис. - Уважаемый опекун, война необходима.

- Не называй меня так, - огрызнулся Лавель и смахнул со стола кружку. Брызги потекли по брезенту палатки. У Равена не было сил сидеть, в бешенстве он ходил по помещению, время от времени сшибая вещи и не замечая этого. - Как тебе такое в голову могло прийти - ввязаться в политику! Я знаю, кто в этом виноват! Четверка пронырливых парней во главе с бастардом! Как эта половинчатая мразь так могла тебя подставить! - бушевал ректор. - Если ему хочется рисковать, пусть рискует своей шкурой, но не втягивает в это тебя!

- Он не втягивал, - пискнула Айрис. - Я сама.

От удара миска с кашей покатилась по полу, расплескивая содержимое.

- Тебя уже разыскивают по всему королевству! Женщина в платье горничной мелькала около фонтана в день маскарада! Принц заметил тебя! Как? Как ты могла встать на сторону заговорщиков? Я веду кампанию против этой войны. Дарг тоже против, мы пытаемся остановить это безумие, а ты предаешь всех нас за нашей спиной? - Айрис роняла крупные крокодильи слезы.

Обвинения Лавеля больно ранили ее и были беспочвенны. Если бы она знала, что дедушка и опекун против, она бы без сомнений присоединилась к ним.

Как все неудачно сложилось! Ведьма чувствовала непоправимость ситуации. Теперь они с Лавелем еще и по разные стороны баррикад. Айрис даже в голову не могло прийти, что ректор и аркканцлер не поддерживают императора.

- Я против идиотской беспочвенной войны, которая убьет всю страну, я и сам не намерен в ней участвовать!, как твой опекун я запрещаю тебе… Нет, я приказываю! Сию же минуту выбросить этот амулет к чертям собачьим, а еще лучше отдать его этому моральному уроду Дайрену, который втянул тебя во все это. Его семья и так уже пострадала из-за своей глупости, вижу, он продолжает дело своего отца, бросившего их!

Ярость Равена была неописуема. Ректор осознавал, что через некоторое время он не сможет следить за ней и влиять на нее. Если она не научится жить как полагается, не влезая в опасные истории, для нее все кончится очень печально. А вскоре он не сможет быть рядом. И тогда… Лавель, доселе метавшийся по комнате, подскочил к Айрис, схватил ее за плечи и потряс:

- Делай то, что я тебе говорю! Не смей решать самостоятельно! Будешь делать только так, как я скажу!

Айрис было больно. Эта внезапная ссора - не так она все себе представляла. Плечи саднило от хватки сильных пальцев. Волны разочарования вместе с гневом поднялись в ее душе и вырвались наружу потоком неосторожных слов. Девушка изо всех сил толкнула Равена в грудь, отбрасывая от себя.

- Почему бы вам не отстать от меня? - в гневе закричала она. Слезы зла высыхали на ее глазах. - Мне не требуется твое опекунство, я бы вообще хотела, чтобы тебя не было!

Эти слова ударили Лавеля, он пошатнулся.

- Не хотела? - тихо переспросил он.

Ведьма насупленно молчала, щеки краснели от гнева.

- Хорошо, я уйду, если ты считаешь себя взрослой и не нуждаешься в моей опеке! - прошипел он. Айрис зажала рот руками, как она могла такое сказать? Этот человек столько для нее, безродной сироты, сделал. Дал свое имя, защиту, покровительство и деньги. Она попыталась что-то сказать, но не успела.

Ударив по пологу палатки рукой, ректор вышел.

Айрис, очнувшись, побежала за ним.

Перед палаткой стоял Дайрен и компания.

Поспешно сев на коня, Лавель зло, изо всей силы стегнул его поводьями. Конь болезненно заржал, взвился на дыбы и метнулся, взяв с места в галоп. Только комья грязи летели из-под копыт пришпоренной лошади.

Айрис с мокрыми от слез глазами смотрела ему вслед.

- Пусть идет, он просто трус, - презрительно бросил ему в след Дайрен и положил руку на плечо девушке.

- Он отказался участвовать в зимней кампании. Его изгнали из академии. Он потерял все свои титулы. Теперь он вне закона.

- Нечего было перечить императору и кулаком по столу стучать, - буркнул было рыжий в своей особенно ядовитой манере, но умолк, увидев лицо девушки.

Развернувшись, Айрис сбросила с плеча руку, метнулась в свою палатку. Упав на кушетку, она заплакала.

Четверка парней неуклюже потопталась около шатра, не решаясь зайти.

В болотных пустошах раздавался волчий вой, вторя горестным рыданиям ведьмы.

Проплакав весь вечер, девушка заснула.

 

***

 

Со стороны темных болот на лагерь наползал туман.

Вокруг скопища палаток кругами бегали серые волки, ища возможность пробраться в лагерь, часовые вскакивали, поднятые по тревоге, но серые призраки исчезали в болотном тумане быстрее, чем их можно было обнаружить.

Взошла луна.

В черных болотах кричали на разные голоса жабы. Ночные птицы перекрикивали друг друга, ночь жила своей жизнью.

Зеленый огонек кружил под вересковой пущей. Широкий холм покрывали, как грибы поляну, стройные ряды белых палаток. На нежном вечернем ветерке трепетали разноцветные орифламмы и флаги. Лагерь спал. Нигде нельзя было услышать ни человеческих голосов, ни лая собак, ни света свечи или костра.

Зеленый призрачный огонек, мерцая, скользил вдоль края лагеря.

Вильнув, он стал красться между рядами палаток, пробираясь в центр. Остановившись у одной, светлячок покрутился на месте. Прожег дыру в пологе шатра, проник внутрь. Зеленый призрачный свет осветил спальню ведьмы.

Девушка спала, всхлипывая во сне.

Светлячок вспыхнул ярче. Призрачный огонь разбудил ведьму, вздрогнув, она подняла голову. Зеленый потусторонний свет загорелся в ее глазах. Зрачки расширились и сжались до размера булавочной головки, радужка засветилась зеленым магическим светом. Рука потянулась к загадочному свету. Болотный огонек двинулся, Айрис завороженно встала и пошла за ним. Не замеченная никем, девушка покинула лагерь.

Белая ночная рубашка трепетала на ветру; вытянув вперед руку, смотря пустыми зачарованными глазами, ведьма мягкой поступью двигалась к краю черных болот.

 

***

 

Айрис очнулась на кровати. Постель была застелена черными, как сладкий грех, простынями. Даже кружево на балдахине было черным. Обои непонятного темно-синего оттенка, бархатные, плотно задернутые портьеры на окнах - темно-фиолетового. Антураж комнаты был потусторонний, загробный. Даже свечи в подсвечниках, и те были из черного воска и горели зеленым огнем.

Девушка потрясла головой. Мозг отказывался работать и думать. Где она, как здесь оказалась? Все было как в тумане. Айрис встала с постели, темно-бардовые лепестки роз посыпались на пол с покрывала.

Девушка посмотрела на себя. Одежды на теле не наблюдалось. К правому боку прилип розовый лепесток.

Ведьма сорвала черную простынь с кровати. Фонтан чернильных, как патока, розовых лепестков брызнул вверх и опал.

Обмотав ткань вокруг себя, завязав на одном плече на манер тоги, Айрис подошла к окну и отдернула занавесь, повернув ручку, открыла окно. Морозный воздух погладил свежестью лицо девушки.

Пропасть круто уходила вниз. Далеко в ущелье грохотал холодный поток воды.

-A
A+
размер
шрифта