Все книги
Войти в аккаунт

Ведьма

echo "";

Палаточный лагерь раскинулся на многие мили в преддверии черных болот, к неизбывной радости комаров и прочей нечисти, ночами ходившей покормиться в лагерь. Так что на окраинах иногда было неспокойно. Время от времени то там, то здесь раздавались крики тревоги, и возникалистычки с монстрами.

Солдаты, маги и простой люд жили в палатках, ели в них (или их ели комары), спали там же.

Айрис бродила среди торговых рядов. Крестьяне и ремесленники продавали здесь свои товары: припасы в дорогу, оружие и так далее. Император не смог экипировать всех, и тем, кто хотел участвовать в походе, приходилось покупать все самостоятельно, но они не жалели об этом.

Новобранцев были тысячи тысяч. В числе них были как раз и те разбойники, которые напали на карету на дороге. Император обещал кусок земли и мула каждому, кто будет участвовать в этой кампании.

Народ стянулся со всей страны. Но, слава богу, подобный сброд селился на окраине лагеря. В центре, где стояли палатки, принадлежащие академии, главным магам и императору, было безопасно.

«Беспалаточный», как его окрестили, сброд встречался только на рынке.

Не преминули присоединиться к зимней кампании и влиятельные титулованные особы. Так что время от времени в толпе можно мелькали сияющие доспехи, щиты с гербами и постные надменные рожи. Некоторые пострашнее, чем разбойничьи.

Обещания императора как всегда поражали щедростью: новые титулы, земли, льготы, индульгенции от налогов и пошлин. И даже новые династические браки. Всем известно, что у императора семеро дочерей на выданье в девках томятся.

Сама же Айрис нашла дневное пристанище и работу в палатке своей подруги-лекарки. Попавшись ей в плен, было трудно убежать. Теперь девушка получала многосторонние знания о лечебных травах и зельях. Мерион ловко пичкала мозг подруги формулами и советами, как лечить ту или иную рану.

Ведьма разрывалась между лекаркой и зельеваром.

Тедди тоже решил приобщить Айрис к сложному и опасному искусству зельеварения. Это ему уже стоило трех палаток. Но родители Теда были зажиточны, и, как видно, он мог себе это позволить. Когда очередную палатку сносило взрывом, он ставил новую. Постепенно вокруг его жилища образовался выжженный беспалаточный и безлюдный круг диаметром в несколько метров.

Как ни странно, такой же круг был и вокруг палатки Мерион, хотя зеленое холщовое жилище стояло там то же самое, что и в первый день. Просто соседи жаловались на побочные эффекты от дыма, что шел из ее котлов. Над зеленой палаткой стоял стойкий, не сдуваемый никаким ветром кумар.

Мало-помалу разные люди начали захаживать то в одну палатку, то в другую за зельем от желудочных колик, за декоктом от простуды, а то и за приворотным заговором. Это еще больше ожесточало конкуренцию между двумя шатрами.

На рынок Айрис была послана дважды. Один раз Мерион за свежими болотными травами, которые с великой опасностью добывали местные умельцы. Второй раз Тедди за редкими минералами, которые можно было найти все там же - на болотах.

Девушка бродила среди торговых рядов, выискивая нужное. То ли монстры в новолуние были очень активны, то ли на болотах неурожай, но все торговцы на ее вопросы отрицательно покачивали головами. Не было ни того, ни другого.

Девушка почувствовала взгляд и подняла голову. В тени шатра стоял Брайд. Он поманил пальцем ведьму и, не глядя, пошел вглубь палаточного лагеря. Айрис ничего не оставалось, кроме как последовать за ним.

Парень стоял, сложив руки на груди, спиной к ней в проходе между палатками.

- Значит, ты слишком хороша для меня? - тихо спросил он. - Сына простого крестьянина.

Айрис так и поняла, что разговор будет трудный. Дайрен, Тед и Пат рассказали, у них была стычка с Брайдом, без подробностей, конечно. Что-то подсказывало ведьме, драка произошла именно оттого, что все трое сделали ей предложение, а ее друга детства посчитали конкурентом. Подробностей она не знала, но поняла: кого-то она сегодня потеряет. Или друга, или женихов.

- Как же, внучка аркканцлера, дочка ректора Лавеля, - хмыкнул парень. - Всего лишь дочка? - бывший друг повернулся к девушке, чтобы посмотреть на ее реакцию. - Или у вас с ним какие-то другие отношения под прикрытием официальных бумаг? Я же вижу, как ты на него смотришь глазами недоеной коровы, - зло бросил он.

В душе у Айрис все онемело. Она поняла: потеряет друга, уже потеряла. И парни в этом были невиновны. Их дружба умерла тогда, когда пришли бумаги на удочерение. Разозленный Брайд еще что-то говорил, Айрис его больше не слушала. Слова не ранили ее, она как-то отрешенно смотрела на бывшего друга, который мог стать чем-то больше, может быть, даже мужем, но так и не стал - не захотел. От его слов просто что-то умерло у нее внутри, и теперь Брайду нечего задевать и бить в ее душе, а он старался навредить побольнее.

- Удачливая сиротка, как ловко провернула дельце! - Брайд, как и всякий грубый недалекий мужчина, вымещал свои разочарование и гнев на первой особи женского пола, что попалась ему под руку и была ближе всех. - Не смогла забраться в его постель, как все остальные, что толпами за ним бегали, так решила примерной доченькой прикинуться? - Парня трясло от ярости. - А в постельку он тебя укладывает? Книжечки на ночь читает?

- Это все, что ты мне хотел сказать? - резко перебила его Айрис.

Брайд взглянул в ее холодные безразличные глаза. Его гнев погас. Бывшие друзья безмолвно простояли какое-то время.

- Я убью его, - зло сказал бывший друг.

Айрис замерла на месте, внутри все похолодело.

- Я убью его, и ты станешь моей, - зло прошипел Брайд, щуря злые глаза. Его заросшее щетиной лицо исказилось от разгоравшегося снова гнева. На покрасневшей шее выступила сетка белых шрамов.

- Никогда, - четко, громко ответила ему Айрис, - никогда я не буду твоей.

Резко развернувшись, ведьма пошла к центру лагеря.

- Я подкараулю его, он все равно будет трупом! - понеслось вдогонку ей.

Теперь они с Брайдом враги.

Упоминание о Лавеле испортило весь оставшийся день. Брайд знал, как убивать все живое везде.

Ректора Айрис не видела, несколько дней иногда он появлялся в поле ее зрения и сразу же исчезал. Он пропадал на совещаниях и полевых лекциях, которые устраивала академия, так как образование магам при военном положении приходилось принимать в буквальном смысле в чистом поле. Ректора иногда можно было увидеть там на лекциях. На болота ходили только старшие маги и рисковавшие всем самоубийцы.

Аркканцлер Карей похлопывал по руке девушку и успокаивал ее теплыми словами, обещая, что с Равеном будет все в порядке. Но Айрис не верила.

«Если все в порядке, почему он меня избегает? Что происходит? В чем я виновата?»

К травнице и зельевару она вернулась с пустыми руками и в расстроенных чувствах. Ни трав, ни минералов ведьма не добыла, и потому уроки откладывались. Девушка направилась в свою палатку, которая стояла ближе к центру лагеря, в конце концов, ее там не было сутки. Вечерело и хотелось отдохнуть.

Неожиданно ведьма заметила, что полог светится. В шатре кто-то был. Рядом бил копытом конь, испачканный в болотной жиже.

«Гости», - подумала Айрис и вошла.

За столом сидел ее опекун. Лавель задумчиво помешивал кашу в жестяной миске. Лицо его было сосредоточенным, он перевел взгляд на вошедшую ведьму и грустно улыбнулся.

Айрис оторопела, искра недоброго предчувствия вспыхнула в груди девушки, она прижала руку к груди, унимая огонь.

Напротив нее ректор повторил ее жест, его рука схватилась за плечо, по лицу прошла болезненная судорога.

Он опустил глаза и тихо задал вопрос стоящей в дверях адептке:

- Ты хочешь мне о чем-то рассказать?

Айрис пристыженно опустила глаза в пол.

- Да… - прошептала она. - Это я открыла проход в Темную империю.

- Что-что? - не расслышал Лавель. Эти слова были не похожи на те, что он жаждал от нее услышать. Ему казалась, она должна дать ему какой-то знак, сигнал о том, что заметила его чувства к ней. Видит Бог, он столько раз уже прокалывался, девушка никак не могла не заметить его трепетное отношение к ней и любовь.

- Я открыла черную дыру перед императорским дворцом! - уже громче, стараясь не смотреть в глаза Равену, выпалила девушка. - А еще из-за меня вас попытаются убить.

Ректор потерял дар речи. Его мозг силился осмыслить услышанное. Когда до него наконец дошли сказанные слова, он пораженно прошептал:

- Господи, ты в этом участвовала! Тебя могут вздернуть, если узнают, что виновата ты! - Лавель крепче сжимал саднящее плечо, в глазах его застыл страх.

Синие искры погасли. Секунду ректор стоял с закрытыми глазами, затем последовал взрыв:

- Да как ты смела, это предательство!

-A
A+
размер
шрифта