Все книги
Войти в аккаунт

Ведьма

echo "";

Магическая книга наотрез отказалась отпускать девушку одну. Уменьшившись, она повисла, вцепившись клешней в тонкий ремешок, опоясывавший талию девушки, изображая из себя брелок.

Как оказалось, у дуэли был свидетель. В деканате появились четыре заявления. Ректор просто сиял от счастья.

Перед ним на столе лежало четыре исписанных бумажки, в которых черным по белому было написано: я, такой-то такой-то, в двадцать ноль-ноль напал на адептку такую-то с целью избить/ограбить/изнасиловать (подчеркните нужное). Требую наказание в соответствии с уставом магического университета.

- Возблагодарите Господа и адепта Симуса за его пронырливость и желание совать свой нос куда ни попадя, шпионить и подглядывать. Когда он явился в мой кабинет и рассказал, что видел, эти четверо быстренько накатали по заявлению. Если бы вашу схватку признали дуэлью, то они бы оказались за частоколом так же, как и вы. Разбирательство будет в субботу вечером. Поздравляю, вы пропускаете распределение! - ехидным голосом прокомментировал ректор. - Надеюсь, это вас научит больше не затевать драки. Постарайтесь не влипать в истории, советую вам быть сдержаннее. Вы свободны, адептка!

Девушка, выдохнув, вышла из кабинета.

 

***

 

В круглом зале на возвышении сидело около двадцати магов, проректоры и учительский состав. Седобородый магистр зачитывал по бумаге, близоруко щуря глаза:

- Патрик Дерморн. Перевертыш. Ведьмак. - Четыре рослых парня стояли перед советом. - Тодеус Риэль, сын крестьянина. Зельевар. Дайрен Шайен, титулованный дворянин. Маг. Рейнольд Лейк, титулованный дворянин. Ведьмак. Адепты, почему вы решили, э-э-э... ограбить/изнасиловать/побить адептку Айрис Дайер… мм-мведьмачку.

Адепты завертелись, как ужи на сковородке, синеволосый в поисках вдохновения закатил глаза к потолку, ища на нем ответ. Зеленоволосый Тодеус бледнел и краснел. Рыжий Рейнольд пыхтел, но не решался сказать. Только черноволосый Дайрен потирал себе подбородок рукой, щурил глаза, что-то просчитывая.

- Ну, она красивая... - выдал синеволосый как-то неуверенно, и у всех вытянулись лица.

- Да, красивая! Красавица! - взорвался рыжий, найдя подходящее слово. - Длинные ноги, и все такое.

- О да! - поддакнул синеволосый Патрик.

Совет посмотрел на Айрис: девушка среднего роста, симпатичная, но не более. Есть в академии покрасивее и, что уж греха таить, побогаче да понаряднее. Да и как брачная партия тоже: все сплошь дворянки, а не безродные сироты.

- Хм, - дружно сказали судьи-заседатели.

Дайрен, который до этого молчал, выступил вперед:

- Мы приносим свои извинения за нашу глупость! Мы были пьяны и не сдержанны. Не переусердствуй мы в баре «Рог Дракона», этого не случилось бы. Мы готовы принять наказание и заплатить штраф.

- Первый раз вижу, чтобы так просто и быстро адепты сознавались в своих проделках, - высказался седой маг.

- Ну что ж, я и сам когда-то был неотесанным юнцом. Наказание - так наказание, получите еще пять дополнительных нарядов в патруль. Все деньги за выполненные задания пойдут в казну академии. Каждый из вас напишет письмо с извинениями.

Маг стукнул молоточком, это означало, что дело выслушано и совет будет совещаться.

Девушка выдохнула. Все обошлось, ее даже не вызвали. Напрягал только холодный пристальный взгляд Дайрена, который с противоположной стороны зала шарил по ней, рассматривая и подмечая мельчайшую деталь.

Айрис не переставало казаться, что четверо парней получили как раз то, чего они хотели.

 

***

 

Властный стук в дверь разбудил спящую девушку, заставив ее схватить платье и быстро натянуть на себя. Она посмотрела на часы, маленькую магическую драгоценность, стоящую на подоконнике.

«Так рано!» - Айрис открыла дверь. К ее ужасу на пороге оказался немного смущающийся ректор с бумажным свертком под мышкой.

«Кошмар! Что он делает здесь в такое время?» - подумала Айрис.

Лавель уверенно шагнул через порог. Девушке пришлось отступить вглубь комнаты. Войдя, ректор небрежно положил сверток на трехногий стол.

Равен Лавель с интересом рассматривал скромное жилище молодой адептки. Бревенчатые стены, в которые вбиты гвоздики с висевшей на них одеждой, умывальник, подвешенный на стене, зеркало с трещиной, висевшее рядом.

Ректор усмехнулся и подумал: «Женщина - всегда женщина».

Один-единственный стул, одинокая постель с наскоро задернутым покрывалом, широкий подоконник с расставленными на нем колдовскими, ведьмовскими вещами. К подоконнику придвинут стол, сколоченный из досок. Одной ножки не было, вместо нее край подпирала стопка книг.

«Так вот откуда у нее запрещенные заклинания! Бедный ребенок, она даже не знала, что маг и наделена силой. У ведьмаков магической силы мало. Эльфийская кровь, несущая в себе колдовство, в них размыта. Представляю, как она испугалась, когда обнаружила, что магия может спонтанно вырываться из нее. В одиночестве, в этой комнате, ни картины на стене, ни коврика на полу. Вот вся обстановка - упадок страны на лицо. Государство в хаосе. Мы не можем дать нашим адептам ничего, кроме самого необходимого. Даже продовольствия не хватает, посевы уничтожают темные. Чудо, что мы еще можем им сопротивляться».

Ректор вздохнул и прошелся по комнате. Всего два шага. Девушка бочком тоже отошла в сторону. Лавель удивленно посмотрел на нее, потом в зеркало за ней.

В нем отражалась голая спина с изящным изгибом и нежной девичьей матовой кожей. Платье было застегнуто не до конца.

Девушка не успела пересчитать все мелкие пуговицы, идущие по задней части женского наряда от бедер до самого верха, где застегивали на себе строгий воротник-стойку. Без единого атласного бантика и кусочка кружева. Теперь она старалась не поворачиваться спиной к ректору, чтобы не позориться и не сверкать оголенным телом. При движении в изгибах ее фигуры просматривалась плавная грация. Строгое темно-зеленое платье скрывало в своей тени все остальное и очень шло девушке. Подчеркивало изящной строгостью ее красоту. Светлая прозрачная кожа, яркие губы и зеленые глаза, темно-рыжие с красным оттенком волосы и остренькие ушки яркими пятнами смотрелись на темном фоне.

Лавель смутился и нахмурился.

Айрис напряглась: плохие новости. Наверно, ее выгонят из академии, и она окажется на улице. Ведьма скрипнула зубами. Придется и это выдержать. Но куда она пойдет? Девушка задумалась, но тут же спохватилась. Ректор все еще стоял посреди комнаты. Она вспомнила про манеры и придвинула к нему единственный стул.

Лавель осторожно присел на стул, сдвинув плащ девушки в сторону. Откинув волосы с лица, он взглянул на нее пронзительным взглядом синих глаз.

У девушки перехватило дыхание.

«Какой он красивый, высокий, властный, стальной стержень и опора академии в эти трудные времена. И он в моей комнате. Невероятно! Нет, новости точно плохие. Ничто не заставит такого небожителя выйти из своей башни, где он решает судьбы академии и мира, и спуститься сюда, в жалкий пыльный закоулок».

Ректор сидел на стуле прямо, уперев руки в уверенно расставленные колени. Левая рука постукивала по ноге. Он собирался с мыслями.

- У меня для тебя неприятные новости. - Сердце девушки екнуло при звуке его голоса. - Но не страшные, волноваться не о чем. Разбирательство по поводу мнимой дуэли закончено в твою пользу. Эти малолетние засранцы были вынуждены внести штраф в размере пятидесяти золотых рублей, десять процентов от этой суммы твои. Как потерпевшая сторона ты имеешь на них право. Деньги находятся в свертке, лежащем на столе. Также там четыре письма с извинениями от этих оболтусов. Но я не советую их вскрывать, мало ли что внутри. Лучше сожги. Собственно, это хорошая новость, а плохая заключается в том, что ты слишком хорошо учишься, девочка.

Айрис его не поняла. Что плохого в хороших оценках? Ректор мялся, не находя слов. Красноречивый оратор, сейчас он не мог придумать ничего достойного, мысли разбегались, как тараканы, в разные стороны, потревоженные белоснежной спиной девушки.

- При распределении тебя не было, и распределяли по успеваемости. Боюсь, ты попала. Попала в группу с этими четырьмя раздолбаями. И в дозор тебе придется ходить с ними. Впрочем, я не думаю, что они решатся на что-нибудь из ряда вон выходящее, теперь, когда я недвусмысленно дал понять, что не одобряю таких поступков в своей академии. Но все равно будь осторожна!

«Всего лишь? - подумала девушка. - Ерунда!» - Айрис уже не первый раз состояла в группах с разного рода недоброжелателями и всегда могла наперед просчитать все их хитрые ходы. Не далее как месяц назад на уроках зельеварения две барышни пытались испортить ей зачет. В результате сами его не сдали.

- Лежавший рядом с ректором плащ начал шевелиться и толкать его в бедро. Лавель удивленно посмотрел на двигающийся комок. Сначала из ткани выпуталась взъерошенная спина, потом появилась и остроухая голова. Кошка невозмутимо села и посмотрела на потревожившего ее сон.

На лбу у нее открылся третий глаз и пристально уставился на ректора.

- Святые угодники! Что это за тварь?

Кошка игриво похлопала тремя глазками вразнобой.

-A
A+
размер
шрифта