Все книги
Войти в аккаунт

ДРАКОНЫ ЛОНДОНА

Брачная охота в тумане

- Да, девственницы ими не бывают, правда, теперь уже поздно. Если бы знал, побрезговал. - Эта фраза была так небрежно и легко сказана, но для меня она прозвучала как пощечина.

- За кого? - задумчиво переспросил мужчина, воровато, с особой осторожностью выглядывая за дверь и возвращаясь в комнату с подносом. - За свою должницу, связанную со мной магическим договором. А значит, если хочешь жить, сделаешь все, что я скажу, иначе кара будет пострашнее первого секса.

Я отупело смотрела на это исчадие ада (мужчина теперь выглядел соответствующе, со всеми этими когтями и жадно горящими глазами), пытаясь сообразить, что он мне еще такого грязного предлагает. Увы, этот подонок без труда догадался о моих мыслях.

- Правильно. Я имею в виду второй секс. Не сейчас, может быть позже, когда я привыкну к твоей бестолковости. - Незнакомец протянул мне маленькое розовое пироженко с подноса, схватил три и забросил себе в рот.

В приступе расстройства я лизнула розовую сладость и тут же почувствовала, как силы возвращаются ко мне. Все дело в сахаре, не в пресловутой же магии, на которую намекает это чудовище. Или…

Я отложила пирожное, словно оно было ядовитое. Если в этом мире есть нечто способное пометить человека нестираемой татуировкой, значит, и магия существует. Я покосилась на невероятно вкусную сладость: никогда в жизни такого не ела. Угощение казалось мне божественным: вкус неземных ягод и некислых цитрусовых я никогда не сумею забыть. Особенно обидно, потому что мне довелось попробовать подобное на давно голодный желудок.

А гад прямо на моих глазах жрал, развалившись поперек койки и черпая пироженки горстями. Я сглотнула слюну.

- Вот я просто хочу поинтересоваться, - облизывая пальцы, заговорило довольное чудовище, - что ты будешь делать со своей свободой, если завтра и послезавтра тебе нечего будет есть? Пузо - оно, видите ли, кушать каждый день хочет.

Я не знала. Я ничего не знала! Ни как вернуться домой, ни как раздобыть еды, ни что предпринять в следующий момент.

- Наверно, мне надо найти работу, - тихо предположила я, постепенно понимая, что нужно искать способы освободиться от долга.

- Она тебе не нужна, - резко отрезал дьявол в образе иномирного мужчины. - Да и никто тебе ее не даст. К тому же ни одна из зарплат не покроет долга жизни.

Я поняла, что банально начинаю рыдать, хотя сама себе обещала держать эмоции под контролем.

- Видишь ли, я испытываю некоторую тягу к столь послушным замерзшим особам. Пожалуй, это можно использовать. Ты будешь мне подчиняться, я - получать удовольствие! За это тебе больше никогда не придется голодать и мерзнуть! Выгодная сделка! Но если будешь плохо потакать моим капризам, помни про вторую ночь!

Мне захотелось залепить пирожным ему в глаз. И крикнуть: я никогда ни мерзла и не голодала, в своем мире у меня была работа! А здесь? Как мерзко ублажать этого урода за еду?!

- Я больше никогда не буду делить с тобой постель! Слишком отвратительно!

- И поэтому от отвращения ты так громко стонала ночью в моих объятьях!

- Нет, это все от холода! - нашла что возразить я. - У меня все тело заледенело, и было больно от каждого прикосновения! На самом деле я не получила ни капли удовольствия!

Лицо мужчины изменилось, и он пристально, даже с испугом посмотрел на меня, чтобы в следующий момент гнусно расползтись в лыбе.

- Маленькая лгунья. Не от твоих ли коготков царапины на моей спине?

- Это от судорог в пальцах! - Врать и отпираться, так до конца!

- Но ты не можешь не признать, что тебе было приятно, тем более в первый раз. - Я только упрямо сжала губы, отрицая все и вся. - Добрая женская половина города удавилась бы, лишь бы именно я лишил их девственности! - Чудовище посмотрело на меня и не увидело в моем лице ни восторга, ни благоговения. – Ладно, монашка. Поступим иначе, но ты еще пожалеешь, что не оценила оказанную тебе честь. - Озверевшее от оскорбления, нанесенного непомерному чувству собственного достоинства, чудовище взглянуло на свою ладонь, туда, где была татуировка, и сжало кулак так, что он скрипнул.

- Сомнительная честь и сомнительное удовольствие! - отрезала я, искренне так считая.

- Вот как мы заговорили, когда поели и согрелись? - Когда это я ела за его счет? Надеюсь, то жалкое пирожное, что я лизнула, не в счет? Я посмотрела на ладонь, копируя жест мужчины, и вздрогнула. Татуировка выросла: цветок стал больше, и вместо одного лепестка теперь раскрылось два.

В голове пронеслось: «Бойся, если метка начнет расти…» Меня прошиб холодный пот.

- Это было низко и бесчестно - воспользоваться моей бедой, чтобы… чтобы… в общем, воспользоваться! - закончила я свою мысль, понимая, что поздно уже, и так же судорожно сжимая кулак.

- Каждый использует другого как может! Ты использовала меня, чтобы получить помощь и набить живот едой, а я - тебя! Мы квиты! К тому же ты несправедлива, получив с меня вдвойне - и еду, и удовольствие!

- Я вовсе не получила никакого удовольствия! Более того, мне противно и гадко!

По лицу чудовища было видно, что оно ранено моим заявлением в самое сердце. Но эгоист быстро с этим справился, начав командовать.

- Моим первым приказом будет вот что. Умойся и помой свой грязный рот с мылом! Пока ты со мной, тебе придется забыть про неучтивость и начать учиться угождать мне. Прими ванну, на тебя смотреть противно. - И чудовище отвернулось от меня, вновь залюбовавшись своей мордой, правда, уже подрастерявшей звериный образ. - От тебя подворотнями за версту несет. А я люблю, чтобы меня окружали прекрасные женщины. На прекрасную ты не тянешь. Но с паршивой нищенки хоть чешуи горсть! И поторопись, - припечатал наглец. - У нас мало времени, если, конечно, не хочешь навечно остаться со мной из-за того, что магическая метка начала расти. Ведь начала?

Я посмотрела на руку и побледнела. К моему ужасу, побледнел и мужчина, едва взглянул на мою ладонь, только его лицо изображало непроницаемый булыжник, а мое - маску ужаса.

Я подскочила, словно меня ужалили.

Пометавшись по комнате, я юркнула в приоткрытую дверь. Сказать, что здесь было богато, - это ни о чем не сказать!

Ватерклозет был похож на земной, общественный, тот, над которым надо приседать на корточках. Фарфоровый друг весь расписан пошлыми голубыми цветочками. В частности, мышиным горошком и красными, пылающими маками. Наверно, в этом мире подобное считалось шиком.

Все остальное в комнате чистоты и здоровья было выполнено в тех же цветах и том же стиле. Особенно меня порадовал душ, представленный в виде вознесенного к потолку огромного кувшина и свисающей цепочки, за которую надо было дергать, чтобы тебя окатило водой. Еще меня умилил гигиенический ослик, на четырех ножках, он же биде, с чашей, выполненный в той же пышно-варварской манере, что и весь санузел. Но выбора не было.

Судя по состоянию переулков в этом городе, здесь еще очень прилично, чисто и тепло. Несмотря на то что дом был неприличный. Я не сомневалась - чудовище притащило меня в нечто вроде дома свиданий, если не хуже.

Приходилось пользоваться тем, что имелось в наличии. Тем более я хотела смыть с себя сегодняшнюю ночь и особенно отпечатки жадных лап этого зверя.

Но стоило мне намылиться и дернуть за цепочку - дверь и открылась!

- Хватит нежиться! Воды и мыла никогда не видела? - Вместе с этим вопиющим враньем меня окатило ледяной водой из кувшина. Мое дрожащее обнаженное тело нагло осмотрели и выдернули из тазика, заменявшего местным ванну.

Ночной незнакомец уже был одет в свою возмутительно белую рубашку и черный костюм. Все следы изменений, вызванных моим укусом, уже исчезли с его лица.

Меня возбужденно бросили посреди комнаты, мокрую и голую.

- Вот деньги за нанесенное ночью тебе оскорбительное удовольствие. А то криками и стонами от невероятного чувства гадливости ты всполошила полдома. Я понимаю, это противно, когда мужик три раза за ночь доводит тебя до оргазма. Но должен же я как-то это компенсировать… Купи там себе чулки, шляпку, что там еще женщины любят?

Тяжелый кошелек с деньгами упал на постель. Меня чуть не вывернуло от омерзения, до того небрежным был этот жест.

- Я не возьму. - Первый злодей города медленно обернулся.

- Возьмешь, и еще как!

- Нет. - Я смотрела на рассыпавшиеся по постели деньги так, словно могла расплавить их взглядом.

- Заставлю.

- Это не в ваших силах. - Внезапно он рассвирепел, крутанулся вокруг своей оси, и из горящих глаз вновь потекли дорожки тьмы.

- Нет, в моей! - прорычало сквозь сжатые клыки чудовище. - Не думай, что я скуп. Я буду шедр-р-р-р!

- Я не возьму у вас ни копейки!

- Почему это? Я сниму тебе большой дом, куплю платьев, карету…

- Да ни за что на свете, лучше умереть!

-A
A+
размер
шрифта