Все книги
Войти в аккаунт

Драконы Корнуолла

echo "";

принеси мне шкуру любимого тирана

Рука со стальными буграми мышц, сдавив живот и талию, легко подхватила меня, отрывая от постромок и драконьего бока.

- Ты будешь моей и подчинишься, - услышала я хриплый голос прямо над ухом. - Ты не скроешься от моей воли ни под землей, ни в небе. Я еще и не таких несговорчивых обламывал, - цедил сквозь зубы драконьер, отрывая меня от последнего спасения. - Не воображай, что хитрее и умнее драконьего наездника.

Лапища фаррийца приподняла и усадила перед собой как на лошадь, с одной только разницей: чешуйчатый зверь был шире и еле-еле помещался между ног.

Жестокие, оставляющие синяки на коже пальцы крепко держали меня, прижимая к горячему, наполовину обнаженному телу фаррийца. Этот мужчина действительно был страстным, как огонь, и также сильно полыхала в нем ярость и ненависть. Казалось, он ничего не может делать только наполовину. Всем действиям и эмоциям он отдавался на все сто.

Другая рука не позволяла отвернуться. Его пальцы крепко держали мое лицо, заставляя смотреть только в глаза, которые фарриец презрительно щурил.

- Если ты думаешь, что я не брал женщин верхом на драконе прямо в полете, ты ошибаешься. Ящер может нести не одного наездника. Полет у драконов почти плавный, а воздушные ямы только придают пикантности занятию, позволяя войти глубже.

Предводитель наездников презрительно оттолкнул мое лицо.

Он ковырялся позади меня, не разрешая даже оглянуться и посмотреть, что он там делает. Я только слышала звон металла. Его рука жестко лежала на моей спине, держа меня в полусогнутом состоянии.

Смущающее неудобство состояло в том, что дракон действительно был слишком большой. Я сидела, растопырив ноги так, что даже ягодицы были сильно раскрыты. Ветер холодил не только попку, но и ласкал своим касанием широко расставленные тайные складочки.

Драконьер, шурша тканью, задевал рукой оголенные участки кожи. Длины моей рубашки не хватало, чтобы прикрыть тылы, и это смущало. Касания Дайера казались нарочито небрежными. Но я-то знала эти мужские приемчики. Мой кошмар тоже любил невзначай дотронуться до оголенного участка кожи, он себя возбуждал так. До меня внезапно дошло, к чему готовился драконьер. Но возмутиться я не успела. Хриплый, с придыханием голос прошептал на ухо:

- Пусть будет так, раз ты сама выбрала этот способ. Сделаем это верхом на драконе! Это даже символично, ведь ты жена драконьера!

Рука все сильнее нажимала на спину, заставляя нагнуться и прогнуться. Сопротивляться оказалось бесполезно, драконьер был сильнее в несколько раз.

А внизу под нами пролетали горы и леса, полускрытые облаками. Я одновременно боялась зажмурить глаза и взглянуть вниз. Страх стал основой моей жизни.

Горячее потерлось между булочек, ткнулось в попку, скользнуло ниже, ища вход.

Туго налитая кровью головка мужского достоинства нырнула в сладкое отверстие и не прошла дальше.

Несколько бесплодных толчков бедрами ничего не дали. Я не готова была его принять в таком виде.

От чрезмерного возбуждения мужественность фаррийца превратилась в огромный толстый дуб, твердый как камень и такой же несгибаемый. С туго натянутыми крупными венами, он смотрел точно в небо, не собираясь в ближайшее время сдуваться или опадать.

Вид беззащитной женской спины, еле прикрытых тканью ягодиц, так призывно и широко раскрытых бедер, являющих всему миру притягательное зрелище женских складочек, помутили разум фаррийца, выманив из глубин подсознания необузданные звериные инстинкты. Такие как: схватить и подмять под себя, войти глубоко и целиком, без остатка наполнить собой.

А я была слишком маленькой и узенькой для его желаний.

- Не сдаешься. Упорная! - прорычал драконьер, ложась на меня сверху, придавливая всем весом. - Ты впустишь меня! И станешь моей!

Фарриец не растерялся, опытный мужчина знал, что делать. Его пальцы скользнули внутрь и стали ласкать интимные складочки. Всего лишь спустя неполную минуту тайное местечко сжалось в сладкой судороге и затрепетало. С губ сам собой сорвался первый стон.

- А ты не такая ледышка, как я думал, - прохрипел драконьер, засовывая пальцы глубже.

Другая его рука держала за шею, не давая пошевелиться. Но по мере того, как фарриец заводился, он всё больше и больше ослаблял хватку.

Возбуждение накатывало волнами, в такт движению его пальцев так сладостно, так ритмично. Фарриец старался завоевать и отвоевать новые территории, вторгаясь с каждым разом все глубже, растягивая и расширяя разгоряченные игрой складочки.

Тайное местечко постепенно покорялось его напору, наливалось кровью, набухало от сладостных терзаний. Тяжелело и желало все новых и новых ласк, а может быть и внимания твердой мужественности. Чтобы раскрыться полностью и принять ее в себя.

Естество фаррийца, горячее и твердое, уже давно было в боевой готовности и только ждало своего часа. Мужественность вздрагивала и трепетала, упираясь в ягодицу.

Драконьер и сам уже стонал, подаваясь бедрами вперед, ритмично в такт движению пальцев. Глубже. Еще глубже, еще и еще.

Рука фаррийца и все вокруг испачкалось и пропахло липким соком возбуждения. Он стекал по бедрам, щекотал кожу, радуя драконьера своим обилием.

Фарриец был неутомим и искусен, он добился своего. Даже если Дрейк Дайер слишком велик как мужчина, теперь он без труда сможет войти и закончить начатое. Но драконьер не спешил, наслаждаясь изысканными играми, оборачивающимися для меня кошмаром.

Пальцы фаррийца, настырные, шаловливые, не только терзали складочки, но и скользили вокруг, заигрывая со всеми доступными закоулками.

Указательный и большой пальцы пощипывали и перекатывали между собой пуговку, так, что у меня скулы сводило от напряжения, и я, сама того не желая, двигала бедрами навстречу ласкам, в ритм движений фаррийца.

Это длилось бесконечно долго. Я только и могла, вздрагивая всем телом, всхлипывать и вскрикивать от особо сладостной боли.

Я чувствовала, как меня начинает уносить приливной волной экстаза. Еще чуть-чуть - и я потеряю сознание, а вместе с ним и саму себя.

Нет, я не делала это вслух, с моих губ срывались только стоны. Орать, звать на помощь - это было ниже моего достоинства, моих просьб он больше не услышит, а слез не увидит. Но мысленно я неизвестно кому кричала: Спаси!

Палец фаррийца, ласкавший мою щеку, скользнул в рот и задвигался, подражая иным пальцам. Это было как подарок. Я вцепилась в него зубами.

От неожиданности фарриец выпустил меня из своих рук. А то, что промелькнуло мимо, заставило полететь вниз.

Я только успела заметить стремительную тень и почувствовать рядом удар, не коснувшийся меня.

 

***

 

Я падала.

Над собой я видела быстро уменьшающегося алого дракона и растущую черную стрелу.

Ветер свистел в ушах, ноги и руки заледенели от высоты, волосы хлестали по лицу, мешая смотреть. Я убрала их, и то, что я увидела, заставило меня завизжать. Где-то в вышине заревел алый дракон.

На меня неслись огромные саблевидные когти, растопыренные, как у пикирующего орла. Испугавшись, что они сейчас проткнут меня насквозь, я закрыла лицо руками и сжалась. Это конец, чёрный дракон вернулся, чтобы сожрать меня.

Когти сомкнулись вокруг, стиснув, словно в клетке.

К моему удивлению я осталась цела и невредима, ни единой царапины.

Сквозь чешуйчатые пальцы я увидела огромный, оценивающий мое состояние глаз. И тут же клетка из когтей стала свободней, но не настолько, чтобы я провалилась в дыру между когтями.

В небе мы были не одни. Нам на хвост, плотно, не желая отлипать, сел алый дракон.

И какие бы кульбиты и повороты, выворачивающие мой желудок наизнанку, ни делал черный дракон, алый не отставал.

А вскоре появились и другие участники, и в небе сразу стало тесно.

Сквозь решетку из когтей я видела, как боевой клин ящеров наскакивает на моего, стараясь заставить его приземлиться. Их было слишком много, и в конце концов они прижали его к земле, заставили сесть, взяв и воздушную клетку из живых драконов.

-A
A+
размер
шрифта