Все книги
Войти в аккаунт

Драконы Корнуолла

echo "";

принеси мне шкуру любимого тирана

Престолонаследник Англии вновь вторгся на земли Корнуолла. По его мнению, он всего лишь объезжал свои владения. Официальным предлогом была тревога за своих подданных. Зима в этом году выдалась необычайно холодной. Только долгое время до потери контроля над владениями сюзерена не тревожили ни холод, ни голод, ни мор среди его подданных.

Продвигался правитель в сопровождении не только двора, но и огромного воинства. Как доносили гонцы, за ныне властвующим правителем двигались орды драконьих всадников, пехотинцев, воины придворного ополчения, и он сам во главе на гигантском серебряном драконе.

По факту, взошедший на трон король вновь старался расположить лордов к себе и руками одних покончить со всеми остальными кланами. Обещая за помощь автономию и военную поддержку. Несговорчивых ждал драконий огонь и жестокая расправа.

Все боялись того, что новопомазанный сюзерен направит свои войска вглубь Корнуолла.

И вот свершилось. Новоиспеченный король пересек разоренные земли сельфийцев, сделав крюк, посетил маррийцев, и вторгся на земли даррийского клана.

Взмыленный гонец на полдня опередил колонну короля.

Крепость пришла в боевую готовность. В замок вернулись все драконьеры во главе с Дрейком Дайером.

Меня вся эта суета, равно как и фарриец, застали за воротами замка. К великому недовольству драконьера я отлучалась из крепости в деревню. С гор привезли больного дракончика, и я ходила посмотреть, чем можно ему помочь.

Бешеный от кипевшей внутри ярости Дрейк Дайер выехал мне навстречу.

Услышав звуки труб и увидев бегущих крестьян, мы замерли там, где и стояли, на обочине дороги.

Свита короля двигалась нам навстречу. Колонна драконьеров с удивительно красивыми ящерами, богато украшенная тысячью вымпелов и орифламмами. Вся эта длинная, пестрая, опасная своей непредсказуемостью змея направлялась в замок.

Вокруг нас на почтительном расстоянии толкались крестьяне, указывая пальцами на наездников, рыцарей, дам, господ и, перешептываясь, обсуждали их.

- Рич`чайлд-длинный меч, первый наследник престола исчез, прихватив с собой корону, и его место занял брат истинного короля Чейлз! – шептались в толпе.

Дрейк Дайер был зол и растерян не меньше чем я, но держал себя в руках гораздо лучше всех застигнутых когда-либо врасплох. Захомутав моего слугу, тут же послал оповестить всех в замке и шепотом надавал ему кучу указаний. Я собственными глазами видела, как гигант Бьерн мак Мах спотыкаясь бежал исполнять указания, а спустившись в ложбину, на бегу снял рубашку и обернулся. Со склона по направлению к замку уже летел огромный медведь. Но до того, как он успел достигнуть замка, ворота распахнулись.

Навстречу королю-самозванцу, приветствуя своего сюзерена, выехали стройные ряды закованных в латы святых рыцарей.

К своему ужасу мы осознали, что храмовники поддерживают самопровозглашённого короля. Невольно наши кланы были втянуты в войну золотого и серебряного дракона, но об этом я узнала позже. Сейчас я понимала только одно: если мы приняли храмовников, нам придется принять и свиту короля.

Стоило мне подумать о том, где же мы всех их разместим, как у меня перехватило дыхание от восторга, и я позабыла все насущные заботы.

Впереди на величественном зеркальном драконе ехал он, красивый словно серебряноволосый бог – король Англии Чейлз Железная Перчатка.

Похоже, в жилах правителя текла причудливая смесь кровей. С ходу и не определишь, от какого клана сколько крови взял сюзерен. Он не походил ни на кого из людей, населявших Дарру и виденных мной ранее.

В любом случае, беловолосый правитель казался неземным существом, и рядом не стоявшим с грубыми сельфийцами или синелицыми марийцами. Ящер под ним, украшенный черными попонами с вышивкой, переливался на солнце всеми оттенками амальгамы, отражая в серебряных чешуйках пестрые наряды придворных.

Рядом, судя по положению и уважению, которое ему выказывали, ехал его советник и правая рука. Храмовник на сером драконе, одетый в простую белую хламиду, лицо спрятано под низко опущенным капюшоном, а руки сложены перед собой на груди и засунуты рукав в рукав.

Но выдрессированный зверь слушался малейшего движения своего хозяина. Это был первый храмовник-драконьер, которого я видела.

Пепельный дракон, лишённый всяких украшений, не уступал размерами ни серебряному ящеру короля, ни алому зверю фаррийца.

Наблюдая все это великолепное шествие, я замерла на обочине, обдаваемая клубами пыли, не в силах отойти или сдвинуться с места. Рядом пыхтел недовольный фарриец.

Белый капюшон наклонился к королю и шепнул тому что-то на ухо. Сюзерен дернул поводья и остановился.

Взгляд безразличных стальных глаз остановился на мне, долго и пристально разглядывал, а после под вздохи и ахи толпы Чейлз Железная Перчатка спрыгнул со своего дракона. Люди шарахнулись во все стороны от живого бога, только я, примороженная к земле страхом, стояла, разинув рот.

Постепенно до меня стало доходить, что происходит.

Передо мной величественный и сверкающий король стоит и смотрит на меня. Алмазы и драгоценные камни сверкают на его камзоле военного покроя, везде отделка из серебра и монаршие знаки отличия.

А напротив я. В нестиранном тартане Дрейка Дайера с пятном спереди на юбке. Это больной дракончик наблевал мне на колени, когда я его осматривала. То ли съел чего несвежего, то ли тайком жевал кокс раньше времени.

На плече сидел один из вездесущих файров, и, кажется, он, не сдержавшись, порскнул пару раз на рукав моей мятой рубашки.

Мои волосы соломенного цвета собраны на затылке в неряшливый крестьянский пучок и давно не встречались с расчёской. Более того, что это именно соломенный цвет, можно было определить по застрявшим стебелькам в волосах. Которые пребывали в прическе по той причине, что в последнее время у меня не хватало сил подняться в башню, и я ночевала в стойле рядом с моим драконом.

В общем, если бы я могла, то сию секунду провалилась сквозь землю, сгорая со стыда за свой неряшливый вид.

- Вашу руку, моя леди, я очарован! - нарушил молчание сюзерен и не мигая уставился на меня своим холодным взглядом цвета стали.

Шокированная, я не видела ничего, кроме этого сверкающего наряда: ни яростный взгляд фаррийца, ни блеск иных глаз из-под белого капюшона.

В немом оцепенении я подала руку королю, чтобы последний запечатлел над ней воздушный поцелуй, показывая тем самым небывалое расположение и восторг. Но все было сделано донельзя безразлично, ни в одном движении не проскакивал тот самый восторг.

- Где дракон моего очарования? – поинтересовался сюзерен все тем же сдержанным, можно сказать, лениво-безразличным тоном. Рядом возник Черный Принц и ткнулся носом в спину, как бы спрашивая: все ли в порядке?

Глаза самоназваного короля широко раскрылись при виде моего заморыша, но это был единственный признак удивления, который позволил себе монарх.

- Редкий вид, – обронил сюзерен. И не было понятно, что имел в виду монарх, была ли это чистая истина или изощрённая издевка, - Не соблаговолит ли моя леди проводить уставшего короля в замок?

Мне ничего не оставалось, кроме как под недовольным взглядом фаррийца залезть в седло и, шествуя бок о бок рядом с королем, направиться в замок. Любые иные действия могли показаться неуважением и спровоцировать стычку.

Так, рука об руку с королем, мы въехали в ворота замка. Больше напрягало то, что моя рука действительно покоилась в холодной ладони монарха. А его палец медленно выводил круги по моей коже. Сам же Чейлз Железная Перчатка даже не смотрел на меня, лениво созерцая окрестности.

Замороженная страхом и напряжением, я не знала, что делать, оставалось только молиться, чтобы поступить правильно и не испортить все дело.

Навстречу нам бежал главарь храмовников. Никогда не видела этого огромного мужчину несущимся со всех ног словно мальчишка.

- Мессия! Мессия! – вопили храмовники, стекаясь со всех уголков замка.

А перед моим носом требовательно маячила рука монарха, который не сомневался, что сейчас мне необходимо спуститься с дракона. Моего мнения никто не спрашивал. Я слезла с Черного Принца, серебряноволосый король легко и непринужденно спрыгнул следом.

Навстречу нам шел святой рыцарь-паладин, названный храмовниками мессией, тот самый храмовник в белом балахоне.

Советник короля медленно снял капюшон.

Отросшие светлые волосы, голубые глаза, квадратная челюсть и ледяной взгляд, не отпускающий, пристальный, глаза в глаза.

Мир рухнул и ушел из-под ног, я летела в бездну отчаяния. Передо мной стоял Стас Орлов, мой ненавистный сводный брат, моя боль, мой стыд, мой ненасытный зверь-мучитель, виновник моих страхов и причина стыда.

 

КОНЕЦ.

 

-A
A+
размер
шрифта