Все книги
Войти в аккаунт

Драконы Корнуолла - 2

принеси мне шкуру любимого тирана

Мы уезжали из приютившего замка с затаенным чувством страха, вызванным неизвестностью. Радовало только одно - я успела-таки закончить драконьи транспортеры. Вереница подъемников теперь карабкалась до самых горных вершин и исправно доставляла необходимый объем кокса драконихам с драконятами.

Я была спокойна хотя бы за их жизни: драконьеры, оставшиеся в замке, присмотрят за ними. Только я не могла сказать того же о жизни моих людей и собственной. Нам по-прежнему угрожала опасность, а людей у меня было настолько мало, что их можно пересчитать на пальцах одной руки. Верный слуга Бьерн мак Мах, старая нянька замка, после того как все дети подросли, выполнявшая работу кухарки для слуг, да младшая дочка покойной хозяйки, которую чуть ли не навязали мне силой, плаксивая и недалекая девочка-подросток. Впрочем, я тут же постаралась определить ее в помощницы кухарки, чтобы не путалась под ногами и не подслушивала под дверью.

Вот и вся прислуга: ни личной горничной, ни компаньонок, ни фрейлин. Приходилось довольствоваться тем, что имеем. Бьерн очень умело ходил за Черным Принцем, а старая Матильда с материнской заботой присматривала за мной.

Ни я, ни Дрейк Дайер не могли отказаться от столь настойчивого приглашения. И поэтому просто вынуждены были покинуть замок.

И вот теперь я отчаянно скучала, трясясь в карете с престарелыми фрейлинами двора, назначенными мне в дуэньи, и молоденькой компаньонкой, той самой, что так развязно вела себя на прогулке и затащила меня в кусты. От сюзерена не укрылась нищенская скудность моего окружения, и он милостиво назначил мне компаньонок из своего двора, чтобы они скрашивали мое одиночество и развлекали в поездке.

Компаньонок, как же, скорее - шпионок!

Старухи были гаже Кислой Колючки и читали мне в дороге нудные трактаты по религии, о благе воздержания и благословении всеочищающего драконьего огня. Чем чуть не убили меня. Зато компаньонка была дамой совершенно другого сорта, завсегдатай окружения короля, прожженная интриганка и развратница. Но ни разу не леди, хоть и имела дракона.

Такое «заботливое» отношение ко мне короля в корне поменяло всю ситуацию, показав осторожным придворным, что я вовсе не в опале, а даже наоборот. Это перевернуло все с ног на голову: те, кто раньше сторонился меня, теперь искали моего общества и настойчиво всеми правдами и неправдами добивались встреч со мной.

Все заметили особое отношение сюзерена ко мне, и потянулись вереницы просителей, прилипал, искателей выгоды.

Отказать таким назойливым собеседникам и гостям было невозможно, попросту этикет не позволял этого сделать. А ради Принца и своей собственной судьбы, которая была неопределенна и висела на волоске, я должна была терпеть все это вздорное общество.

В единый миг стараниями Чейлза я была взята в кольцо малоприятных людей. И, как чудная диковинка, выставлена на всеобщее обозрение - ни скрыться, ни остаться в одиночестве. Королевский двор - место, где вся жизнь проходит на виду у десятков людей. Все про всех известно, и ничего не скрыть.

А самое страшное состояло в том, что я должна была участвовать во всех увеселениях двора. Король изволит устроить пикник на траве - не моги сказаться больной! Отсиди все перемены блюд на холодной земле и не вздумай простыть! Ведь завтра снова праздник! И надо выглядеть лучше всех. Король не любит слабых и больных.

Сюзерен решил порадовать своих вассалов катанием на лодках? Невозможно пропустить. Чихать на то, что ты не умеешь плавать и у тебя морская болезнь, улыбайся и благодари короля, который так заботится о развлечении своих подданных. Поэтому каждый из придворных должен потратить деньги, приобрести у деревенских лодку, украсить ее и присоединиться к флотилии монарха. Дабы потешить самолюбие сюзерена.

Денег это стоило баснословных. Поэтому двор был бесконечно должен то кредиторам, то торговцам, то самому королю. Только крестьянам и деревенским мелкопоместным драконьерам приближенные монарха ничего не были должны, но вовсю пользовались их гостеприимством и вынужденной добротой.

Я бы никогда не смогла финансово осилить пребывание при дворе, у меня вообще ничего не было, кроме пары платьев, подержанной сбруи с седлом для дракона и горстки верных слуг, которых, кстати, еще надо было чем-то кормить. Благо они были верны мне и не требовали многого.

Мое насильное пребывание подле короля было бы сплошным позором, если бы не Дрейк Дайер, который молча платил за все, невзирая на цену, еще до того, как я успевала попросить. Я даже и не подозревала, что у предводителя фаррийцев столько золота. А расплачивался он именно им, к зависти всего двора.

Я думала, что через месяц придворным надоест сходить с ума и беситься с жиру, ну сколько можно так жить? Оказалось, я ошиблась, это и был смысл жизни любого лорда или леди, ничего иного они не знали. Праздники заканчивались только для того, чтобы имелась возможность подготовиться к новым.

Устраиваются вечерние развлечения на открытом воздухе? Никто не посмеет уйти, пока не стопчет пару туфель в танцах и не сотрет ноги до крови. Неважно, что праздник продлиться далеко за полночь, утром будь как огурчик и во всеоружии, потому что на следующий день запланирована королевская охота и ты обязана быть в первых рядах, красоваться среди придворных и хотя бы раз показаться королю. Или мимоходом попасть сюзерену на глаза, если не допущен к королевской трапезе и одеванию. Видно, для того, чтобы монарх не запамятовал твое продажное рыло или лицемерное личико.

Весь мир крутился вокруг короля, он был центром, он был солнцем, и все трепетали под его безразличным взглядом. Мне приходилось дрожать вместе со всеми.

Придворные боялись монарха и старались изо всех сил угодить ему, вот как Чейлз Железная Перчатка запугал свое окружение. Свита трепетала от ужаса при виде своего сюзерена и все равно стремилась быть подле этого сияющего правителя. В подобной любви чудилось нечто неестественно болезненное, как в наших со Стасом отношениях.

Самым худшим в моем положении был не тот факт, что я должна вести светскую жизнь и все время находиться на людях без возможности уединиться, гораздо кошмарнее представлялось мне внимание короля и незаслуженные подарки. Невероятно дорогие, которыми меня осыпал сюзерен на зависть всем придворным дамам и недоброжелателям. Это привлекало еще больше внимания, настраивало двор против меня.

Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы осознать: король решил все, не советуясь со мной и не беря во внимание мое мнение, не давая мне времени подумать. Возможно, он хотел меня по-своему спасти, но только еще больше толкал к самому краю бездны.

Чейлз Железная Перчатка, превосходный манипулятор, решил использовать меня в своих политических играх, вернее, наследницу клана даррийцев Дайру Тайру. Ведь земли моего клана и преданность даррийских вассалов по-прежнему были нужны короне и монарху. Такой завоеватель, как Железная Перчатка, не откажется от своих планов и амбиций, а значит, я так же, как и остальные корнцы, я стану марионеткой в его руках.

Я вновь была между двух огней и сгорала от стыда. С одной стороны, Дрейк Дайер, неукоснительно изображающий моего мужа, ненасытный обольститель и похититель моего тела. Знойный мужчина, вызывающий жажду в чреслах, знавший мою тайну и легко относившийся к тому, что я не наследница клана. Кем бы я ни была, его интересовало только мое тело.

С другой - король Чейлз Железная Перчатка, считавший, что я Дайра Тайра, дочь своего отца, со всеми вытекающими из этого обстоятельствами. Жестокий сюзерен, безжалостный в достижении своих целей, сделавший ставку на меня, ищущий моего расположения и, к моему ужасу, мою благосклонность. А вместе с ней - моих людей и мои земли.

Каждый из мужчин ухаживал за мной, и с каждым днем каждому из них я была должна. Мои долги и обязательства росли с каждым часом. Если так дальше будет продолжаться, в какой-то момент я просто не смогу сказать «нет» и один из них добьется от меня желаемого «да». Оба вызывали во мне еле-еле сдерживаемый ужас, один - своей непомерной пылкостью и страстью в постели, другой - запредельным холодом, безразличием и властностью.

Я в немом ужасе, как кукла, застряла между двумя противоположностями, не в силах разорваться и молясь лишь об одном - чтобы мне представился шанс узнать, как попасть в свой мир, не рискуя жизнью.

А еще где-то рядом караулил Стас, незримый, но ощущаемый каждой клеточкой кожи, бессердечный старший брат.

Ни в одной толпе я не находила белого балахона мессии, хотя со страхом искала. У меня волоски вставали дыбом на теле, когда мне казалось, что мой ужасный сводный брат где-то рядом, да так оно и было. Об этом свидетельствовало многое.

Ни одно действо не обходилось без серых балахонов. В конце концов, хорошим тоном стало любое мероприятие начинать с коротенькой молитвы во славу бога и короля, его представителя на земле. Религия все больше и больше пронизывала жизнь двора и простых людей.

Храмовники были личной тайной гвардией монарха под предводительством мессии. Ходили слухи, что именно избранный принес Чейлзу особый вид металла - легкий, но настолько прочный, что пробить его обычным мечом было невозможно. Металл мог взять только драконий огонь, это и было то секретное оружие, что в считанные месяцы завоевало трон владельцу серебряного дракона. И заставило решиться на более серьезные завоевания, такие как покорение соседних областей, стран и даже континентов.

Стальные доспехи храмовников были покрыты монашеской робой, но из-под серой ткани торчали рукояти двуручных мечей. Это были святые рыцари - сила, с которой приходилось считаться даже всадникам драконов.

Скованная волей двух сильных мужчин, ведущих бой за мое расположение, я не обращала внимания на набирающую мощь третью силу, пока не стало поздно.

Развлечениям двора не было конца и края, я и не заметила, в какой момент они переросли в нечто большее, чем пустая забава. Озарение нахлынуло тогда, когда я осознала, что вокруг меня нет ни одной женщины-драконьера.

Нет, конечно, где-то в пространстве-времени они присутствовали, только не рядом со мной. Леди меня сторонились или, если быть точным, их настырно вытеснили драконьеры. Мужчины-наездники столь плотно обступали меня на любом мероприятии, что приставленной ко мне свите просто не оставалось места.

Дамы, лишенные пристального внимания холостых и не очень драконьеров, могли только издали наблюдать за этой собачьей, если быть точным - драконьей свадьбой, строить козни и плевать ядом в мою сторону.

От столь ничем не прикрытых и откровенных ухаживаний со стороны драконьеров мне становилось не по себе внутренне. Я замирала от испуга, страх быть разоблаченной преследовал меня день и ночь. А еще больше я боялась слияния.

Неужели вот этот малоприятный и откровенно лживый субъект в одночасье станет моим партнером, если его дракон приглянется моему?! От некоторых персон меня бросало не просто в дрожь, меня выворачивало наизнанку!

Предводитель фаррийцев не мог оградить меня от столь пристального внимания искателей легкой наживы и молча бесился в сторонке. Но время от времени нет-нет да и урывал исподтишка танец, прогулку или просто право находиться со мной наедине.

Однако полностью заполнить собой мое время и прогнать остальных претендентов на мою руку и постель он не мог. Разве только бросить вызов зарвавшемуся наезднику и победить его на дуэли, но не мог же Дайер драться со всеми придворными короля?!

Хотя отдельные слухи о жестоких и кровавых дуэлях уже доходили до моих ушей. Так свита короля не досчиталась одного придворного хвастуна, во всеуслышание заявившего, что не пройдет и недели, как он уложит меня в постель.

Предводитель фаррийцев разделался с горластым петухом с особым зверством, под молчаливое одобрение монарха, кстати говоря. Я же, почерпнув эти слухи от фрейлин, не могла никак отреагировать на происшествие, не потеряв лицо и не опозорившись перед двором.

Посему драконьеру оставалось только скрипеть зубами и ревностнее следить за мной, поедая взглядом на расстоянии.

Эта ситуация не нравилась не только Дрейку Дайеру, но и королю. И если первый ничего ее мог сделать, то монарху ни один драконьер не смел переступить дорогу.

Все чаще мы в паре с Чейлзом Железная Перчатка открывали и закрывали праздник.

В присутствии короля я так сильно волновалась, неудивительно, что на очередной прогулке, затянутая в тугой корсет, перенервничав, я упала в обморок. В первую очередь перепугав Черного Принца и, как ни странно, Дрейка Дайера.

 

А все началось с того, что двор потрясли чудовищные известия. Обезумевший от похоти лорд-драконьер, не сумев получить от своей жены наследников, приказал своему дракону разорвать несчастную женщину. За сироту некому было заступиться, и наездник вышел сухим из воды, отделался ссылкой в свое поместье. Это не помешало ублюдку тут же, еще до того, как труп его жены успел остыть в могиле, начать ухаживать за дочками местных мелкопоместных дворян и свататься к ним, бравируя своими титулами.

Я холодела от ужаса, слушая рассказы приставленных ко мне престарелых фрейлин. Поражало то, как эти глубоко верующие женщины двулично, прибегая к имени господа, смаковали подробности зверства.

К моему кошмару, жаркий спор разгорелся вовсе не из-за того, что несчастную женщину жестоко убили. Более того, лицемерки винили ее за то, что она де плохо старалась в постели и не принесла своему лорду наследников. Будто жена - это яблоня или груша и обязана плодоносить каждый год!

«Плебейка! - был общий вердикт лицемерок. - Леди сотканы из иной материи! Они бы принесли лорду так необходимых наследников. Сильных, крепких всадников драконов!»

-A
A+
размер
шрифта